Экономика

Гусев махнул рукой на историческое наследие?

Губернатор Воронежской области сквозь пальцы смотрел на то, как самопровозглашенный меценат застраивал центр города без разрешения. Получит ли Александр Гусев по заслугам?

Прокуратура Воронежа выиграла суд у ООО «Воронежбетон», которое без разрешения застраивало земельный участок в историческом центре. Заказчиком строительства четырехэтажного здания (в этом месте можно строить только двухэтажку) является Нина Рождественская, которой приписывают родство с супругой предпринимателя Владимира Бубнова Екатериной Рождественской. Примечательно, что разрешение на строительство в свое время выдал Александр Гусев в бытность мэром Воронежа. Теперь он губернатор Воронежской области. Удастся ли ему избежать наказания за нарушение градостроительных норм? В этом разбирался корреспондент «Документов и Фактов».

Офис вместо памятника

Строительство офисного здания со встроенным кафе на улице Пушкинской, 14б в Воронеже началось летом 2017 года. Градостроительные нормы позволяют строить в этой зоне здание не больше двух этажей в высоту, поскольку участок располагается между двумя объектами культурного наследия: домом Михайлова 1810 года постройки и Училищным домом 1908-1909 годов постройки. При этом в процессе строительства проект превратился из трехэтажного здания в четырехэтажное.

Разрешение на строительство в охранной зоне в июне 2017 года выдал мэр Воронежа Александр Гусев, который сейчас является губернатором Воронежской области. Заказчиком строительства выступает Нина Рождественская, которая предположительно является родственницей Екатерины Рождественской, жены известного в городе предпринимателя Владимира Бубнова, который называет себя меценатом. О том, какой этот Бубнов меценат, поговорим чуть позже, а сперва о законности или незаконности строительства.

К разрешению, которое выдал Александр Гусев, есть множество вопросов. Во-первых, почему он позволил строить на указанном участке трехэтажное здание, хотя допустимо лишь два этажа? Может быть, Бубнов сделал мэру предложение, от которого тот не смог отказаться? Меценатство в интересах власти, так сказать. В общем, пока это тайна за семью печатями, но не прошло и полугода, как Гусев, видимо, испугавшись уголовного преследования, разрешение на стройку отозвал.

Меценату плевать на исторические артефакты?

Произошло это, когда в дело вмешалась прокуратура. Надзорное ведомство сделало предписание администрации Воронежа в связи с незаконной стройкой. Ее, кстати, активно критиковали местные активисты. К примеру, Общероссийский народный фронт (ОНФ) утверждал, что «Воронежбетон» приступил к строительству без официального разрешения на археологические раскопки, разрушив верхний слой почвы. При этом в нем могли находиться «исторические артефакты», считали «фронтовики». Жаловались на стройку и в городской общественной палате.

Александр Гусев отозвал разрешение на строительство спустя несколько месяцев после выдачи

Однако областное управление по охране объектов культурного наследия почему-то никаких нарушений на объекте не выявило. Более того, в ведомстве заявили, что подрядчик провел археологические полевые работы. При этом в общественной палате Воронежа утверждали, что Министерство культуры даже не давало никаких разрешений на археологические работы. В общем, можно сказать, стало очевидно, что Александр Гусев попросту «покрывал» «мецената» Владимира Бубнова.

Фейковый градозащитник?

О том, каким влиянием обладает Гусев в Воронеже, в прошлом году писало издание The Moscow Post. К примеру, губернатору приписывалась роль «дирижера» в уголовном деле против супруги совладельца автодилера «Модус» Надежды Лещенко. По слухам, вице-премьер Воронежской области Виктор Логвинов, которого также, как говорят, стоит за этим уголовным делом, раньше был «кошельком» теперь уже бывшего губернатора Алексея Гордеева. По слухам, через него можно было получить льготный кредит. Вероятно, именно Логвинов стоит за получением «Модусом» кредита в 565 млрд руб. в банке «Возрождение». «Модус» в итоге обвинили в незаконном использовании субсидий по займу и предоставлении фиктивных документов по возврату НДС — в итоге у государства могли украсть 155 млн руб.

Возможно, что Гусев от Логвинова узнал о махинациях в «Модусе» и решил, что это прекрасный повод, чтобы «подмять» перспективного автодилера. Однако, как выяснилось, совладелец «Модуса» — уважаемый не только в Воронеже, но и в Москве бизнесмен. Не исключено, что губернатор рассчитывал на помощь Гордеева в этом вопросе, однако последний, кажется, предпочел не влезать в эти «разборки».

Гусев в бытность мэром Воронежа, кстати, пытался создать образ борца за сохранение архитектурного облика исторического центра города. Как у него это получалось, видно на примере строительства в интересах Бубнова. Ну и, ко всему прочему, в городе появились высотки отеля Mariott. Когда над мэром стали посмеиваться в СМИ, он решил во всем обвинить подчиненных чиновников, ответственных за градостроительную политику. Не исключено, что это делалось в корыстных целях.

Дело в том, что силовики не нашли доказательств причастности к преступлениям уволенных Гусевым чиновников. В уголовных делах стали фигурировать «неустановленные лица». Может быть, речь шла о самом мэре? Не лишним будет также напомнить о передаче под частную застройку наполовину построенного физкультурно-оздоровительного центра. Несмотря на все обещания Гусева достроить объект, земля отошла частникам. Аналогичным образом «исчезли» 4,3 гектара территории детского лагеря «Волна».

Самопровозглашенный меценат

Кстати, сам Бубнов, очевидно, чувствуя неладное, летом 2017 года сам начал захаживать на стройку. И вот, спустя менее чем полтора года Ленинский районный суд Воронежа заключил, что срок действия договора аренды на участок истек и вернул землю из незаконного владения. Несмотря на все вышеперечисленные факты, работы на участке продолжались до сих пор. О чем это говорит, как не о том, что Бубнов надеялся на высокопоставленную «крышу» в лице Гусева? Видимо, «меценат» до последнего рассчитывал, что губернатор все «разрулит».

«Участок застройщиком не освобожден, он продолжает им использоваться при отсутствии правовых оснований и не по целевому назначению», — заявили в прокуратуре. Вот такой из Бубнова «меценат». Впрочем, его меценатство по большей части курам на смех. Владимир Бубнов — очень прагматичный человек, и свои меценатские замашки использует в интересах собственного бизнеса. Воронежцам он известен как инициатор установки памятников Сергею Есенину в 2006 году и Владимиру Высоцкому в 2009 году. В 2012 году бизнесмен пролоббировал установку скульптурной композиции «Профессор и студент» в честь воронежского архитектора Николая Троицкого и открыл в Воронеже народный музей Сергея Есенина.

При этом в свое время «меценат» «забыл» о реставрации памятника архитектуры на улице Никитинской и дома купца Гарденина в Фабричном переулке. В мэрии объясняли это кризисом. Кстати, вклад Бубнова в установку памятников поэтов в Воронеже также можно оспорить. К примеру, монумент в честь Есенина в город привез актер Сергей Безруков, а от города требовалось только установить изваяние на постамент и благоустроить аллею. Поговаривают, что 80% расходов взяла на себя администрация и лишь 20% оплатил Бубнов.

Местные СМИ считают, что меценатство стало для Владимира Бубнова пройденным этапом. В последние годы он предположительно хочет извлечь из своих предыдущих «вложений» вполне себе осязаемую коммерческую выгоду. «Он на приемы, наверное, больше потратился, чем на сами памятники. Но бизнесмен он и есть бизнесмен. Ничего удивительного, если потом он захочет как-то обратить свою благотворительность себе в пользу», — заявлял тогдашний мэр Воронежа Борис Скрынников.

Бубнов захватывал предприятия?

Капитал свой Владимир Бубнов, как говорят злые языки, нажил банальным рейдерством. Первые деньги он, по слухам, сделал, воспользовавшись всеобщей неразберихой в 90-е годы: менял цены на станки, работая снабженцем на воронежском станкостроительном заводе. А затем вместе со своими многочисленными братьями и племянниками будущий «меценат» начал прибирать к рукам целые предприятия. Его главным «козырем» было умение втереться в доверие: он совершенно невинно предлагал финансовую поддержку некоторым компаниям и в итоге получал над ними контроль. Так, в частности, могло быть с ОАО «Спецгормолзавод Лискинский», СХА «Заря» и ООО «МВИ».

Владимир Бубнов нажил состояние весьма сомнительным путем

В середине нулевых Бубнова обвиняли в мошенничестве, преднамеренном банкротстве, лжепредпринимательстве, уклонении от уплаты налогов и злоупотреблении полномочиями и даже судили, но в итоге он был оправдан. При этом в приговоре была подробно описана схема, по которой действовал бизнесмен: финансовая помощь, которую он якобы оказывал компаниям, была организована по фиктивным операциям с векселями. Вот так и нажил свое богатство Владимир Бубнов.

Кстати, официальным учредителем предположительно аффилированного с Бубновым «Воронежбетона» числится Евгения Шеронова. Летом 2010 года женщина с такой же фамилией, но с другим именем — Марина — получила в лицо серной кислотой от бывшего лидера регионального отделения партии «Родина» и бывшего вице-спикера облдумы Сергея Жукова. Поговаривают, это произошло из-за конфликта Жукова с Бубновым по поводу земельного участка на левом берегу Воронежа. Ту землю также планировалось использовать под строительство бизнес-центра. Жуков тогда был приговорен к шести годам, а Бубнов оказался вроде как и не при делах.

Теперь мы видим, интересы какого человека может отстаивать воронежский губернатор Александр Гусев. А что, если таких бубновых по всей области у него несколько? Во что они превратят регион через несколько лет? По-хорошему, нужно как следует проверить связи Бубнова и Гусевым, а также обстоятельства выдачи в 2017 году разрешения на строительство офисного центра в зоне исторической застройки. Наверняка там найдется немало интересного.

Поделиться:
Нажмите, чтобы комментировать

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

To Top
Яндекс.Метрика