Политика

Собянин и его «психи»?

Сергей Собянин баллотироваться в мэры Москвы готов! А нужен ли он российской столице? До чего ее довела реформа психиатрической службы?

Как стало известно корреспонденту УтроNews, Сергей Собянин объявил о своем желании баллотироваться на пост мэра Москвы в 2018 г. Видимо, откровенно психанул, раз принял такое решение.

Его действующий мэр мотивировал тем, что должен закончить начатые им реформы. Плоды одной из них москвичи уже скоро начнут пожинать. Благодаря Собянину и его реформе психиатрической службы, по Москве скоро может стать страшно ходить.

Если раньше в Москве было 17 психиатрических больниц, то сейчас их осталось всего 3. Численность население города растет. А количество больниц уменьшается. Где логика? А она, оказывается, в том, чтобы «сделать психиатрическую помощь населению города Москвы максимально доступной и социально ориентированной». Путем сокращения? Авторам реформы, видимо, срочно необходимо пройти обследование в соответствующем медучреждении.

До реформы каждая психиатрическая больница имела свой профиль. Какая-то выполняла функцию спецприемника для лиц без определённого места жительства, «немосквичей» и ВИЧ-инфицированных психических больных. Другая принимала на лечение психически больных с туберкулезом и т.д. Сейчас же многие больницы присоединены к другим учреждениям в качестве филиалов. А некоторые вообще перестали существовать.

В итоге 40% пациентов психбольниц переведены на амбулаторное лечение. А те, которые будут направлены в больницы, смогут там находиться не больше 30-ти дней. После этого их отправят домой и дальнейшее лечение будет проводиться в дневных стационарах.

Видимо, всех гребут под одну гребенку. Каждое заболевание лечится в течение 30-ти дней нахождения в стационаре? Иногда для того, чтобы вылечить больного, требуются годы. Об этом авторы реформы знают?

«Психованные» реформаторы?

Новшества в реформировании психиатрической службы, названные «Общественно-ориентированная модель оказания психиатрической помощи», проталкиваются главным внештатный психиатром Москвы Георгием Костюком, а также директором НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента ДЗМ Давидом Мелик-Гусейновым.

Георгий Костюк думает, что предлагает?

А почему реформу продвигает внештатный психиатр? Всех штатных, что при памяти, уже сократили? Может и управление столицей передать внештатному мэру? Сергей Собянин об этом не думал? Глядишь, толку было бы больше.

Георгий Костюк летом отличился тем, что предложил дать право обычным терапевтам диагностировать и лечить депрессию. Естественно, после соответствующей подготовки. На которую, наверняка, из бюджета будут выделены деньги. И их распределением, возможно, будет руководить сам Костюк. Внештатно! Ни за что не отвечая?

А что? Очень удобно. Передал функции терапевтам и тем самым обеспечил максимальную доступность психиатрической помощи. При этом ее качество для Костюка, по-видимому, дело — десятое. А депрессивные расстройства, между прочим, разной тяжести бывают. И лечить их – не таблетки от простуды прописать.

Давид Мелик-Гусейнов занимается тем, что разрабатывает в своем НИИ научную базу, на основе которой в городе принимаются управленческие решения в области здравоохранения. То есть, все в Москве делается по науке. Интересно, а с практикующими врачами и их пациентами «теоретики» советуются? Или им из институтских кабинетов виднее, что делать с медицинской реформой?

Возможно, что кроме должности главного внештатного психиатра Москвы Георгий Костюк является еще и личным психиатром Сергея Собянина. Может, именно от этого иногда мэр Москвы принимает «тщательно обдуманные» решения?

Благие намерения?

Реформаторы рассказывают, что оптимизация – это ни сокращение. И они занимаются именно ей. Типа добиваются того, чтобы при том же количестве врачей возросло качество оказываемых услуг. Только вот речь идет о людях с психическими заболеваниями. И им, порой, трудно понять разницу в терминологии, если закрывают больницу в которой они обслуживались.

Конечно, можно кормить обещаниями о том, что в будущем откроют не меньше двух десятков психоневрологических диспансеров (ПНД). Светлого будущего, когда сроки его не определены, обычные люди не всегда дожидаются. А больные, которым помощь нужна уже сегодня, и тем более.

Еще один результат реформы – ликвидирован единый городской логистический центр по оказанию помощи психиатрическим пациентам и транспортировке их в стационар. А это может привести к запоздалой диагностике и к серьезным последствиям для здоровья пациентов. О нем, видимо, реформаторы думают в последнюю очередь.

На 2013 г. на 100 тыс. населения в Москве приходилось 118,1 коек. В 2016 г. их осталось 62. Оптимизация привела к сокращению до 12.5 коек. За четыре года почти в 10 раз! Эксперты говорят, что Москве требуется 140 коек на 100 тыс. населения. Однако мнения экспертов, по-видимому, разбиваются о научные исследования Давида Мелик-Гусейнова.

Давид Мелик-Гусейнов разрабатывает реформу без плана?

Любому человеку, который не является пациентом внештатного психиатра Георгия Костюка, наверное, понятно, что сокращение коек ведет к сокращению квалифицированного персонала, которые эти койки обслуживал. И ни к какой оптимизации это отношение не имеет. Это – сокращение!

Создается впечатление, что у реформаторов заранее не были разработаны четкий план действий и его промежуточные этапы. Как и не подготовлено медико-экономическое обоснования проводимых сокращений. А как тогда можно увидеть долгосрочную перспективу реформы?

Нововведения публично не обсуждаются со всеми заинтересованными сторонами: врачами, пациентами, их родственниками, экспертами. Для кого тогда проводится такая реформа и какую цель она преследует?

Вероятно, что проводится она в интересах определенных групп, имеющих отношение к Сергею Собянину. Вместо закрытой больницы можно открыть частную клинику или построить торговый центр. На строительств ПНД можно выделить деньги из бюджета и успешно их «распилить».

Да мало ли чего могут придумать московские чиновники во главе с Собяниным. Их головы – потемки! И, может быть, — объекты исследования для тех же психиатров. Пониманию обычного нормального человека подобные реформы слабо поддаются.

А тем временем, в Москве на улицах могут появиться люди, которые не отвечают за свое поведение. Как в 1953 г. появились выпущенные из тюрем уголовники. Только те делали зло с умыслом, а психически больные могут его сделать просто так и в отношении любого. Они-то за свое поведение, в зависимости от заболевания, не отвечают. И даже наказанию за содеянное не подлежат. И невольно могут стать угрозой безопасности здоровых людей.

Скажут москвичи за это спасибо Сергею Собянину? Наверное, нет. И когда придет 2018 г., то реформа психиатрической службы может очень сильно аукнутся мэру Москвы. Родственники пациентов, лишенных помощи, сокращенные врачи и медработники – тоже избиратели. И они Собянину такую реформу могут не простить.

Поделиться:
Нажмите, чтобы комментировать

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

To Top
Яндекс.Метрика