Экономика

«Спрут» Троценко в молдавском небе

Роман Троценко близок к получению еще одного «жирного» актива – теперь уже заграницей.

Высший совет безопасности Республики Молдовы обязал правительство расторгнуть концессионный договор с компанией-оператором аэропорта Кишинёва Avia Invest. Нынешние власти считают, что прошлое руководство Молдовы отдало аэропорт в концессию с нарушением конкурсных процедур.

Однако эксперты подозревают, что дело здесь совсем в другом: на протяжении почти пяти лет получить контроль над активом пытаются структуры олигарха Романа Троценко. Неужели ему удалось договориться с кем-то из высшего эшелона власти Молдовы, чтобы наконец продавить свой интерес? В ситуации разбирался корреспондент ДОФы.

А интерес этот не нов. Корпорация AEON (в неё входит холдинг по управлению аэропортовыми активами «Новапорт»), совладельцем которой является Роман Троценко, с 2015 года минимум дважды пыталась выкупить права на компанию-концессионера аэропорта NR Invesments Limited у владельца Avia Invest Илана Шора. Однако, по разным причинам сделка срывалась.

Но, видимо, Троценко не привык отступать ни перед чем. Да и «кусок» действительно «жирный»: аэропорт Кишинёва один из немногих инфраструктурных объектов Молдовы, представляющих интерес для иностранных инвесторов. Ожидается, что за несколько лет его пассажиропоток вырастет почти вдвое, достигнув 5 млн человек в год.

Долгожданный актив сам идёт в руки Троценко?

А Троценко «любит» «жирные» активы, причём из разных сфер. Буквально недавно он «подмял» под себя 22% акций золотодобывающей компании Petropavlovsk, до этого — скупил волгоградский завод «Химпром» (по мнению некоторых экспертов, здесь не обошлось без «мутных схем»), а потом выкупил мажоритарный пакет кемеровского химгиганта «Азот». Эту ситуацию разбирали журналисты из The Moscow Post. Напоминает огромного спрута, который в поисках пищи тянет к себе всё, до чего может дотянуться.

«Спрут» тянет (протянет?) щупальца

Пока неизвестно, какой будет итог у истории с интересом Романа Троценко к аэропорту Кишинёва. Однако, вспоминая его прошлые дела на ниве скупки всех и вся, она может кончится для его корпорации AEON пусть и сомнительным, но успехом. Тем более, что по слухам за Троценко стоит всесильный глава Роснефти Игорь Сечин, советником и доверенным лицом которого бизнесмен проработал много лет.

Сегодня «Новапорт», бенефициаром которого является Троценко, управляет аж 16-тью аэропортами России, в том числе новосибирским «Толмачёво» и калининградским «Храброво». Судачат, что далеко не все из них достались холдингу Троценко «чисто». Еще один повод к таким мыслям — одно из последних приобретений олигарха — право на модернизацию и управление аэропортом в Иркутске, где он «обскакал» структуры таких «мастодонтов», как Виктор Вексельберг («Аэропорты регионов») и Олег Дерипаска («Базэл Аэро»).

Как аэропорт Иркутска достался «Новапорту» без конкурса?

Все они участвовали в конкурсе. Но дело неожиданно закончилось тем, что власти вообще отказались от конкурсных процедур, заявив, что будут модернизировать аэропорт сами, но при этом… вместе с «Новапортом» Троценко. С чего вдруг такое особое отношение к этой компании? И уж не помог ли Троценко его «старший товарищ» Сечин, якобы вхожий во все властные кабинеты страны?

Не поняли этого, в том числе, и в Федеральной антимонопольной службе. В прошлом месяце ведомство потребовало разорвать соглашение по модернизации аэропорта со структурами Троценко, заявив, что инвестора выбрали без конкурентных процедур. Об этом в подробностях сообщало издание РБК. Однако, воз и ныне там — соглашение действует.

Не мог ли на местные власти оказать влияние вес Игоря Сечина, старого «патрона» Троценко и, как считается, сильнейшего из приближённых к власти олигархов? А если не это, тогда что? Возможно, разбираться в этом предстоит не только ФАСу, но и правоохранительным органам.

«Где деньги, Зин?»

В этой ситуации властям Иркутской области стоило бы задуматься не только о том, насколько законно Троценко получил право на модернизацию аэропорта (как это вообще без конкурса-то — законно?), но и о том, к чему тот может привести актив.

Печальных примеров «руления» структур Троценко всем, до чего смогут дотянуться, достаточно. Но мы вспомним самый хрестоматийный, который буквально у всех на слуху: ситуацию с Амурским судостроительным заводом (АСЗ). О нём подробно писало издание The Moscow Post.

Напомним главное: умирающий завод получил 14,2 млрд руб. на оздоровление предприятия от правительства РФ. Как раз в тот момент главой Объединённой судостроительной корпорации (ОСК) был Роман Троценко. Эти деньги должны были пойти на модернизацию предприятия и другие меры, чтобы тот выбрался из долгов.

Однако, куда пошли эти деньги — непонятно до сих пор. При этом завод кое-как избежал банкротства, зато появилась целая пачка уголовных дел против руководства АСЗ и ОСК, и заводу вновь нужны огромные деньги — не менее тех же 14 млрд рублей, просто чтобы работать дальше.

При этом департамент финконтроля ОСК в ходе проверки 2014 года выяснил, что выделенные ранее АСЗ деньги пошли куда угодно, но только не надо развитие предприятия.

Всё это заставляет задуматься не только отечественным предприятиям, но и кишинёвским властям о том, насколько эффективным будет такой оператор — не говоря уже о том, что законность возможной сделки (как и многих других сделок структур Троценко) продолжает вызывать серьёзные вопросы.

Читайте нас на Яндекс.Дзен
Поделиться:
Нажмите, чтобы комментировать

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

To Top
Яндекс.Метрика