Экономика

Возвращение «блудного» Гусельникова

Григорий Гусельников выводит Вятка-банк из латвийского Norvik banka. Банкир задумал «подоить» российских клиентов?

Как стало известно корреспонденту Д&Ф, Григорий Гусельников вывел Вятка-банк из международной банковской группы Norvik, основой которой является латвийский Norvik banka. Банкир нацелился на активы ОПК, за которые ему предстоит побороться с Промсвязьбанком.

Вывод российского актива из группы происходит на фоне громкого банковского скандала в Латвии. Гусельников обвинил главу Банка Латвии Илмара Римшевича в вымогательстве взяток и обратился в Международный центр по рассмотрению инвестиционных споров с требованием взыскать с властей страны 200 млн евро – об этой сумме заявил сам Римшевич, хотя банкир ее опровергает.

Сейчас президент латвийского Центробанка задержан по подозрению в коррупции, как утверждает Гусельников – в том числе и на основании его обвинений. В то же время Римшевич акцентирует внимание на том, что он не является настоящим владельцем Norvik banka, так как приобретал его на одолженные деньги, и отмечает, что все его обвинения ложные и являются спланированной акцией.

Кто прав в латвийской истории – остается на откуп европейским спецслужбам и службам по финконтролю, которые, как поговаривают, уже нашли следы Norvik banka в сделках по «отмыванию» средств из России. Летом 2017 года банк Гусельникова уже был оштрафован на 1.3 млн евро за несоблюдение законодательства о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма – тогда речь шла о транзакциях с Северной Кореей.

Так или иначе, ввязав страну в громкий международный скандал на самом высшем уровне, Гусельников «сматывает удочки» и направляется обратно в Россию. В Латвии ему пока делать нечего – вкладчики уже увели из банка 43 млн евро и уведут еще. Вот только на родине ему тоже не очень-то рады.

Вятка – не Вятка?

Уже сейчас эксперты указывают, что сделка с акциями Вятка-банка носит исключительно формальный характер, а сам банк может стать «разменной монетой» в дальнейших сделках Гусельникова. Руководство банка утверждает, что теперь, без участия латвийского капитала, он сможет участвовать в сделках по работе с оборонно-промышленным комплексом. А британское подданство главного акционера тут, видимо, не считается?

По еще одной версии, Гусельников все-таки хочет довести до конца сделку по покупке украинской «дочки» Сбербанка, которую вместе с Саидом Гуцериевым затеял еще год назад. Вот только тогда операция провалилась, а сейчас денег ни у одного, ни у другого на это нет – разве что господин банкир продаст свое лондонское жилье.

Гусельникову не рады в Евросоюзе и он ринулся домой?

Отметим, что ОАО «Вятка-банк» перешел под контроль Norvik banka (97.75% акций) в октябре 2014 года. Спустя год он был перерегистрирован в ПАО «Норвик банк», под этим названием он значится до сих пор.

Схема владения Norvik banka семьей Гусельниковых, опубликованная ЦБ РФ

Аналитики отмечают, что сейчас банк Гусельникова специализируется на привлечении вкладов, преимущественно физлиц. То есть попросту «пылесосит» рынок. При этом ожидаемый отток средств растет: за год он увеличился с 1.26 до 1.78 млрд рублей.

Прочности «Норвик банку», несмотря на это, пока хватает, а вот с ликвидностью уже вырисовываются проблемы: нормативы Н2 и Н3 находятся в пределах нормы, но за год резко сократились: Н2 с 248.7% до 150.8%, Н3 – с 924.2% до 428.2%.

При этом отношение прочих ценных бумаг банка к источникам собственных средств на 1 января 2018 года достигло 195.83%  — эта гигантская цифра означает, что банк, скорее всего, набрал проблемных активов и теперь не знает, как от них избавиться. А это, в свою очередь, ставит под угрозу всю его деятельность.

Источники собственных средств при этом постепенно уменьшаются (на 5.8% за год и на 5.1% за отчетный месяц). Это может говорить о том, что банк потихоньку готовятся «слить» – разумеется, только после того, как все возможные источники других средств, в том числе средства вкладчиков, будут исчерпаны.

В общем, можно предположить, что рано или поздно «Норвик банк» попросту «раздербанят». Благо, опыт в проведении различных финансовых схем у господина Гусельникова уже есть.

Латвийская схема?

Григория Гусельникова уже не раз связывали с теми или иными скандальными событиями, как в России, так и в Латвии. На родине, например, у него были теплые и дружеские, а заодно и финансовые отношения с ныне осужденным экс-губернатором Кировской области Никитой Белых, а также оппозиционером Алексеем Навальным. Так, незарегистрированная политиком «Партия прогресса» проводила финоперации именно через Вятка-банк: этим успешно прикрывался сам Гусельников, когда в офисы структуры нагрянули силовики. Мол, они только деньги Навального ищут.

Гусельникова и Белых разлучила скамья подсудимых, но это только пока?

Однако связывали эти обыски в том числе и с латвийскими делами банкира: Гусельников, по данным журналистов Pietiek, использовал вице-премьера Латвии Лаймдоту Страуюму, которая «крышевала» вывод миллиардов евро из Norvik banka на счета офшорных фирм. Вице-премьер была со скандалом уволена, а Гусельников продолжил «безобразничать» в Латвии.

По данным журналистского расследования, Гусельников вывел через Norvik Banka и еще четыре российских фирмы-однодневки порядка 2.5 млрд евро!

По факту, выглядел «схематоз» следующим образом: зарегистрировано некое АО «Норвик Иегулдиюму Парвалдес Сабиедриба» (АО «НИПС»), которое приобретает доли в четырех фирмах ООО «Капитель», ООО «Лесстрой», ООО «Монолит» (зарегистрированы в Кирове) и ООО «Орион» (зарегистрировано в Москве). Стоимость покупки – 24.6 млн евро.

Заодно АО «НИПС» активно получало кредиты от Norvik banka, которые как раз через эти фирмы-однодневки выводило в офшоры. Выгодное приобретение вышло, нечего сказать! Ну и особо стоит отметить, что все эти пертурбации начались за пару дней до официального объявления о включении Гусельникова в состав директоров латвийского банка. Кто ж еще мог бы стоять за такой гениальной в своей простоте схемой?

Ну а теперь, казалось бы, все – деньги выведены, недвижимость в Лондоне (возможно как раз на эти средства) куплена, высокие покровители, среди которых называют и одиозного украинского олигарха Виктора Пинчука (ему Гусельников якобы помогал с приобретением «кенсингтонского дома №17 на Upper Phillimore Gardens») – умаслены, Страуюма в отставке. Жить бы, да радоваться, но все как-то не выходит. Не может господин Гусельников без скандала и надрыва, видимо?

Ему все «по БПФ»?

Наверное, в том числе и поэтому в феврале 2017 года разразился новый скандал – опять не без участия Латвии. В Комиссию рынка финансов и капитала Латвии обратился наблюдательный совет ЗАО «Банк проектного финансирования» (БПФ), у которого лицензию отозвали в 2013 году. Вопросы возникли, естественно, к Norvik banka.

Кредиторы БПФ отметили, что в 2014 году уже направляли на имя главы комиссии Петерса Путниньша подобное заявление. Все, чего они пытаются добиться – чтобы Гусельников понес ответственность за их «сгоревшие» деньги.

БПФ, по сути, разобрали по частям через тот же Norvik. ЦБ отозвал у него лицензию за «сомнительные операции», и речь шла, вероятно, именно о сделках с латвийским банком. Всего через счета Norvik Banka было проведено порядка 16 млрд рублей. Интересно, что «сомнительные операции» БПФ по времени совпадают с периодом докапитализации латвийского детища Гусельникова, в результате которой он и стал мажоритарным акционером. Речь тогда шла о 28.63 млн евро – чуть больше, чем банк потратил на приобретение тех самых фирм-однодневок в России! Более того, по некоторым данным, эти компании имели счета именно в БПФ!

Что мы имеем в итоге? Гусельников буквально выжал в свой карман один российский коммерческий банк и принялся за следующий. Как скоро падет Вятка-банк – неизвестно, как и то, сколько вкладчиков в итоге останутся без средств к существованию. Остается надеяться, что в Латвии все-таки возьмут банкира «за хвост»: тогда натворить дел в России он попросту не успеет.

Поделиться:
Нажмите, чтобы комментировать

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

To Top
Яндекс.Метрика